Девушка героической биографии

10 апреля 2021 г. исполняется 100 лет со дня рождения Героя Советского Союза Нины Андреевны Ониловой, прославленной участницы обороны Севастополя 1941-1942 гг. Данная публикация, посвященная юбилейной дате, подготовлена по документам Архива города Севастополя.

В книге «Севастопольцы. Записки военного корреспондента», предваряя начало главы «Дочь русского народа», посвященной Нине Ониловой, Александр Хамадан после встречи с ней на передовой отметил для себя: «Она уходила легкой, быстрой походкой. Маленькая одесская комсомолка, истребившая огнем своего пулемета более пятисот немцев и румын. О ней следует рассказать подробно. Это девушка героической биографии».
В канун 100-летия со дня рождения Нины Ониловой вспомним некоторые вехи ее короткой, но такой яркой жизни.
Н.А. Онилова родилась в крестьянской семье в с. Новониколаевка Одесской области 10 апреля 1921 г. Рано лишившись родителей воспитывалась в детском доме г. Одессы. По окончании средней школы поступила на работу швеей на Одесскую трикотажную фабрику, занималась в аэроклубе, на курсах ОСОАВИАХИМа по специальности «пулеметное дело», в 1939 г. стала членом ВЛКСМ. С августа 1941 г. сражалась за Одессу в батальоне, который был включен в состав 25-й стрелковой дивизии имени Чапаева (Чапаевская дивизия). В период обороны Севастополя 1941-1942 гг. Н.А. Онилова – сержант, командир пулеметного расчета 54-го стрелкового полка 25-й стрелковой дивизии имени Чапаева Приморской армии. 1 марта 1942 г. во время отражения очередной атаки противника была смертельно ранена. Умерла в госпитале от ран в ночь с 7 на 8 марта 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 мая 1965 г. за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и отвагу сержанту Ониловой Н.А. присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Награждена орденами Ленина и Красного Знамени.
А за этими скупыми строчками, сухими анкетными данными – яркая, искрометная жизнь, надежды на счастливую жизнь в своей родной, сильной и независимой, стране, в большой семье народов СССР, страстное желание защитить эту страну и семью. Какой запомнили Нину ее фронтовые друзья-однополчане, как воевала эта девушка на передовой, в окопах под Одессой и Севастополем?
Одним из тех, кто оставил нам свои воспоминания об отважной защитнице Одессы и Севастополя был специальный корреспондент ТАСС и Радиокомитета СССР Александр Моисеевич Хамадан. В своей книге «Севастопольцы. Записки военного корреспондента», изданной в Москве в 1942 г., из 18 глав – репортажей о разных эпизодах и героях обороны Севастополя, две главы он посвятил рассказу о Нине Ониловой. О том, как фанговщица трикотажной фабрики, военорг (военный организатор) комсомола Онилова пришла жарким августовским днем 1941 г. в Одесский горвоенкомат и потребовала записать ее в ряды Красной армии, предъявив значки и удостоверение об окончании полного курса ОСОАВИАХИМа по специальности «пулеметное дело». Как попала в 25-ю Чапаевскую дивизию и в ее рядах сражалась за родную Одессу. Как исполнилась ее мечта повторить подвиг знаменитой Анки-пулеметчицы (собирательный образ женщины – красноармейца в дивизии РККА под командованием В.И. Чапаева в годы Гражданской войны, воплощенный в фильме режиссеров С. и. Г. Васильевых «Чапаев» — прим. автора). Именно так — «Наша Анка», «Анка-пулеметчица», называли ее однополчане, а фронтовые корреспонденты часто давали такие названия своим публикациям в печати.

Сержант Онилова Н.А., командир пулеметного расчета 54-го стрелкового
полка 25-й стрелковой дивизии имени Чапаева Приморской армии. Севастополь. 1942 г. Фото Б. Эйберга. ГКУ АГС. Фотофонд. Ед. Хр. № 10829.

«Война дала Ониловой громадный боевой опыт, — писал А. Хамадан, закалила ее. Сержант Красной Армии Нина Онилова – командир пулеметного расчета. На ее боевом счету более пятисот сраженных солдат и офицеров. К ней приходят молодые пулеметчики – подучиться. Недавно «Анку-пулеметчицу» вызвали в Военный совет – ее наградили боевым орденом Красного Знамени. Принимая награду, доблестная защитница Севастополя Нина Онилова кратко и убедительно сказала:

  • Я не умею говорить речи, но с фашистскими собаками я умею хорошо «разговаривать» языком своего пулемета.
    В распахнутой шинели, во флотской тельняшке с синими переливами, улыбающаяся, стоит перед нами прославленная пулеметчица севастопольской обороны…»
    В первых числах марта 1942 г. по Севастополю разнеслась тревожная весть – Нина Онилова тяжела ранена, ее огневую позицию фашисты подвергли минометному обстрелу, с многочисленными осколочными ранениями девушка лежит в медсанбате в инкерманских штольнях, врачи борются за ее жизнь.
    «Жестокий удар. Эту боль чувствуешь, как острие ножа, вонзившегося в грудь. Нина Онилова смертельно ранена! Живая, смеющаяся девушка, певунья. Смерть и Онилова! Могло ли когда-нибудь раньше притти в голову такое сопоставление? Всегда все знаменитые «сто случаев смерти» щадили ее. И вот теперь один из этих злосчастных случаев подстерег, сразил насмерть Нину. Нет надежд».
    Хамадан увидел Нину Онилову на больничной койке в палате, оборудованной в каменной пещере штольни: «Глаза Нины были закрыты. Лицо белое, как простыня. Она не двигалась, не стонала. Казалось, что она уже умерла. Но она была жива. Жизнь еще теплилась в ней, еще боролась со смертью». Начсандив Борис Варшавский говорит, что врачи делают все, что может медицина, но «слишком много ран, много крови она потеряла. Только чудо спасет ее. Но …»
    В какой-то момент Нина пришла в себя, открыла глаза, взглядом указала на сверток на прикроватном столике. Борис Варшавский взял его, передал Александру Хамадану. «Мы развернули сверток, — рассказывал в своем репортаже А. Хамадан, — В нем лежала книжка Л. Толстого «Севастопольские рассказы», ученическая тетрадь, пачка писем, адресованные Нине Ониловой из различных городов, вырезки из фронтовых газет, в которых описывались ее подвиги. Мы развернули тетрадь. Первые страницы ее были исписаны рукой Ониловой … На другой страничке было недописанное письмо: «Настоящей Анке-пулемётчице из Чапаевской дивизии, которую я видела в кинокартине «Чапаев» … Нина Онилова закрыла глаза. Мы вышли из палаты. В кабинете начсандива можно было спокойно рассмотреть записи Ониловой».
    В начале тетрадки девушка выписала уже ставшую сегодня хрестоматийной цитату из «Севастопольских рассказов»: «Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости, и чтобы кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах». И здесь же записала свой ответ Льву Толстому: «Да! И кровь стала быстротекущей, и душа наполнена высоким волнением, а на лице яркая краска гордости и достоинства. Это наш, родной советский город – Севастополь. Без малого сто лет назад потряс он мир своей боевой доблестью, украсил себя величавой, немеркнущей славой. Слава русского народа – Севастополь! Храбрость русского народа – Севастополь! Севастополь – это характер советского человека, стиль его души. Советский Севастополь – это героическая и прекрасная поэма великой отечественной войны. Когда говоришь о нем, не хватает ни слов, ни воздуха для дыхания. Сюда бы Льва Толстого. Только такие львы и могли бы все понять. Понять и обуздать, одолеть, осилить эту бездну бурных человеческих страстей, пламенную ярость, ледяную ненависть, мужество и героизм, доблесть под градом бомб и снарядов, доблесть в вихре пуль и неистовом лязге танков. Он придет, новый наш Лев Толстой, и трижды прославит тебя, любимый, незабываемый, вечный наш Севастополь».

В конце тетрадки – письмо, адресованное актрисе Варваре Мясниковой, сыгравшей в фильме «Чапаев» роль Анки-пулеметчицы: «Я не знакома вам, товарищ, и вы меня извините за это письмо. Но с самого начала войны я хотела написать вам и познакомиться. Я знаю, что вы не та Анка, не настоящая чапаевская пулеметчица. Но вы играли, как настоящая, и я вам всегда завидовала. Я мечтала стать пулеметчицей и так же храбро сражаться. Когда случилась война, я была уже готова, сдала на «отлично» пулеметное дело. Я попала – какое это было счастье для меня! – в Чапаевскую дивизию, ту самую, настоящую. Я со своим пулеметом защищала Одессу, а теперь защищаю Севастополь. С виду я, конечно, очень слабая, маленькая, худая. Но я вам скажу правду: у меня ни разу не дрогнула рука. Первое время я еще боялась. А потом все прошло … Когда защищаешь дорогую, родную землю и свою семью (у меня нет родной семьи, и поэтому весь народ – моя семья), тогда делаешься очень храброй и не понимаешь, что такое трусость. Я вам хочу подробно написать о своей жизни и о том, как вместе с чапаевцами борюсь против фашистских …»
На этом письмо заканчивалось. Нина не успела дописать и отправить его адресату.
«За жизнь этой славной девушки шла упорная, ожесточенная борьба, рассказывал Хамадан, — Из батальонов, полков и дивизий звонили каждые пять-десять минут. Всех беспокоила, волновала судьба героической пулеметчицы. Ответы были неутешительные. Медсестра Лида, дежурившая у телефона, в отчаянии сказала:

  • Я не могу больше отвечать на эти звонки! Люди хотят услышать, что ей легче, а я должна огорчать их, говорить, что Нине все хуже …
    В госпитальной палате, склонившись над постелью Ониловой, стоял командующий (генерал-майор И.Е. Петров – прим. автора). Голова его подергивалась, но на лице была теплая отеческая улыбка … Генерал тяжело опустился на стул, положил руку на лоб Ониловой, погладил ее волосы …
  • Ну, дочка, повоевала ты славно, — сказал он чуть хрипловатым голосом. – Спасибо тебе от всей армии, от всего нашего народа. Ты хорошо, дочка, храбро сражалась … Весь Севастополь тебя знает. Вся страна будет теперь знать тебя …».

Нина Онилова скончалась в ночь с 7 на 8 марта 1942 г. До своего 21-го дня рождения она не дожила 35 дней. Товарищи похоронили Нину в Севастополе на мемориальном кладбище Коммунаров. Там, рядом с памятниками героям первой обороны Севастополя, воспетыми Львом Толстым в «Севастопольских рассказах», покоились герои Гражданской войны и герои новой войны – защитники Севастополя периода второй его обороны.

Севастополь не забыл о подвиге отважной уроженки солнечной Одессы.
В 1946 г. комсомольцы – работники артели «Красный мраморщик» на собственные средства изготовили и установили на месте захоронения Нины Ониловой надгробие, выполненное из инкерманского камня. В 1961 г. здесь был установлен памятник по проекту скульптора Е.М. Слюсаря и архитектора А.Л. Шеффера. По стилю, исполнению, обработке использованных пород камня он повторяет идею памятника Льву Толстому на 4-м бастионе. И в этом совпадении открывается сегодня глубокая преемственность героических традиций Севастополя, его славных защитников, которые, по словам Нины Ониловой, «в те тяжелые времена не упали, а возвышались духом и с наслаждением готовились к смерти, не за город, а за родину».

Венок от трудящихся города-героя Одессы у памятника на могиле Героя Советского Союза Н.А. Ониловой. Севастополь. Кладбище Коммунаров. 1961 г.
ГКУ АГС. Фотофонд. Ед. Хр. № 5290.

Символично было и то, что имя Нины Ониловой, работавшей до начала войны на трикотажной фабрике в Одессе, было сразу присвоено одному из первых восстановленных после освобождения города предприятий — швейной фабрике.
В преддверии юбилейной даты – 10-й годовщины со дня начала обороны Севастополя 1941-1942 гг., исполком Совета депутатов трудящихся Сталинского района города Севастополя в июне 1950 г. принял решение в связи «с вновь выстроенным поселком в районе Куликово Поле … дать наименование … улица им. Нины Ониловой … переулок им. Нины Ониловой …» и выступил с ходатайством перед Севастопольским городским Советом депутатов трудящихся утвердить это решение.
Решением № 179 от 17 апреля 1951 г. (протокол № 11) исполком Севастопольского городского Совета депутатов трудящихся утвердил решение присвоить имя Нины Ониловой улице, которая сегодня располагается в Ленинском районе между улицами Короленко и Хрусталева. Так имя Нины Ониловой, одной из первых среди героев севастопольской обороны, было увековечено в названии новой улицы.
Имя отважной героини, которой в 1965 г. было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно), сегодня можно прочитать на Мемориальной стене в честь героической обороны Севастополя 1941-1942 гг. на площади Нахимова, на страницах Книги Памяти Города-Героя Севастополя. В честь Нины Ониловой, наряду с прославленными героинями Великой Отечественной войны снайперами Натальей Ковшовой и Марией Поливановой, в СПОРП «Атлантика» были названы новые рыбоморозильные траулеры, на которых севастопольские рыбаки вдали от родных берегов трудовыми подвигами продолжали традиции Севастополя времен войны.
Так благодарные севастопольцы увековечили память отважной комсомолки, уроженки солнечной Одессы, отдавшей свою жизнь за Родину на земле Севастополя. Так сегодня продолжается героическая биография Нины Ониловой.

М.Г. Соловьева, главный архивист отдела информации
и использования документов