К 30-летию со дня авария на Чернобыльской АЭС

28 апреля 2016 года в газете «Слава Севастополя» опубликована статья ведущего архивиста ГКУ Архив города Севастополя М.Г. Соловьёвой «И грянул гром», посвященную 30-летию со дня аварии на Чернобыльской АЭС.

И грянул гром.
30-й годовщине со дня аварии на Чернобыльской АЭС)

30 лет назад, 26 апреля, в первые часы наступающего весеннего дня, на Чернобыльской атомной электростанции (далее ЧАЭС) на 4-м энергоблоке, произошел взрыв, в результате которого на атомной электростанции начался пожар, произошел мощный выброс радиоактивных веществ в атмосферу.
Первое официальное заявление советского правительства об аварии в Чернобыле прозвучало только 29 апреля в форме заявления ТАСС (Телеграфное агентство Советского Союза). В Севастополе в средствах массовой информации впервые сообщение об аварии на ЧАЭС, также в виде перепечатанного заявления ТАСС, появилось в газете «Флаг Родины» 6 мая [Сообщение ТАСС. Флаг Родины. 1986. 6 мая. № 108. 3-я полоса] и три дня спустя — в газете «Слава Севастополя» [Реакция на аварию на АЭС. Сообщение ТАСС. Слава Севастополя. 1986. 9 мая. № 90 (17301). 3-я полоса].

Рядом с воспоминаниями ветеранов, подборкой стихотворений о Победе (на всю 4-ю полосу), планом праздничных мероприятий в честь Дня Победы, в номере за 9 мая на 3-й странице, в самом низу, газета «Слава Севастополя» напечатала небольшое сообщение ТАСС о реакции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), европейских правительственных кругов на информацию советской стороны об аварии на Чернобыльской АЭС. Цитировалось высказывание представителя МАГАТЭ о том, что он не считает радиационную обстановку в Европе опасной для здоровья людей. Министр внутренних дел ФРГ Ф. Циммерман в выступлении по телевидению и на радио заявлял о несуществующей опасности, о возвращении незначительно поднявшегося уровня радиации к показателям нормы. В штаб-квартире Всемирной организации здравоохранения эксперты по вопросам радиоактивной безопасности дали свою оценку радиоактивной обстановки по состоянию на 6 мая: «… радиоактивные вещества над европейским континентом рассеялись, а большинство короткоживущих элементов радиоактивных веществ распалось. Многие меры, которые были рекомендованы на ранней фазе инцидента, больше не являются необходимыми». Проинформировало агентство ТАСС севастопольских читателей и о мнении французской газеты «Юманите» по поводу «шумной пропагандистской кампании, развязанной в связи с аварией на Чернобыльской АЭС западными средствами массовой информации, в частности американскими радиостанциями»: небывало огромное количество слухов, которое «.. радиоголоса» выплеснули в эфир эти дни» не нашло ожидаемой реакции; «советские люди, безусловно, озабочены, но они спокойны».

9 мая севастопольцы, как всегда торжественно, праздновали День Победы, детские коллективы выступали на открытой эстраде Приморского бульвара, на площади Нахимова большим концертом открыли очередной фестиваль искусств «Севастопольская весна». И мало кто из нас, прочитав эту маленькую заметку, мог предположить тогда, каких масштабов достигнет чернобыльская катастрофа, напряжения каких материальных и людских ресурсов всей страны, в том числе Крыма и Севастополя, потребует последующая борьба за ликвидацию ее последствий.
Только спустя несколько лет мы узнали о мужестве и отваге пожарных команд Припяти и Киева, персонала станции, военнослужащих Советской армии, направленных в те дни на тушение и локализацию пожара, о том, что своей самоотверженной борьбой они не пустили огонь к соседним реакторам и предотвратили новую, еще более страшную, катастрофу.

Одними из первых откликнулись на призыв о помощи севастопольские медики.

3 мая, в 23 часа, вызвав срочно в свой кабинет, заведующая горздравотделом Л.М. Шевченко главному врачу «Скорой помощи» В.Ю. Балаковскому передала для ознакомления телеграмму следующего содержания: «… по получении данной телеграммы срочно организовать отправку пяти бригад «Скорой помощи» в город Иванково Киевской области». 4 мая на рассвете 5 машин с красными полосами на бортах выехали из Севастополя в Иванково — районный центр, расположенный в 80 км от Киева, на границе с Припятским и Чернобыльским районами. Севастопольцев встретили здесь по-деловому. Быстро решили вопрос с жильем, питанием. Объяснили специфику предстоящей работы, распределили по участкам. Через два часа после приезда медики заступили на первое дежурство.
В рамках общей операции по спасению людей этот районный центр имел важное стратегическое значение. Именно здесь организовал свою работу Припятский райком партии и исполком районного Совета. Жителей Припяти эвакуировали по минской трассе именно через Иванково, и здесь каждый человек, вывезенный из 30-километровой зоны радиационного заражения, проходил первичное всестороннее медицинское обследование. Сюда же привозили автобусами рабочих, участвовавших в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, которые также проходили тщательное обследование. Силами врачей районной больницы обеспечить решение этой задачи было невозможно. Вот почему, сменяя другу друга, работая рядом, плечом к плечу, трудились здесь медики Севастополя, Симферополя, Николаева, Херсона и других городов советской страны.

Позже в беседе с корреспондентом газеты «Слава Севастополя» Е. Слабоспицкой Валерий Юрьевич Балаковский сказал, что каждый «в душе готовился к трудностям. Однако ничего героического … совершать не пришлось».
Сегодня, уже зная, какие последствия для окружающей среды, для организма человека вызывает длительное воздействие высокого радиационного фона, давайте внимательно перечитаем строки статьи Е. Слабоспицкой «Срочный вызов», опубликованной в газете «Слава Севастополя» 30 лет назад, 27 мая 1986 года.

«Две бригады «Скорой помощи» в составе врачей В.П. Жигоры и А.В. Братишко, фельдшеров В.И. Афанасенко и Д.К. Гореева, водителей В.П. Кравченко и В.Г. Кириенко были направлены на фельдшерские пункты в села. Врачи В.Ю. Балаковский, В.В. Пикмулов, Ж.С. Буляндро, фельдшеры Ю.Е. Фортун, К.П. Мещерякова, Г.В. Мороз, водители М.П. Кириченко, В.Г. Михайленко, С.М. Черков оставались работать в Иванковской районной больнице. Вместе с ними сюда направили и лаборантов севастопольской городской больницы № 1 В.В. Харчину, И.Г. Кнышову, врача-лаборанта М.К. Лукьянчук. … Севастопольские медики вместе со своими коллегами дежурили в больнице, выезжали на вызовы, оказывали первую помощь при сердечных приступах, почечных коликах, доставляли в хирургическое отделение больных с диагнозом «острый аппендицит», «язва желудка». И еще они принимали транспорт с эвакуируемыми людьми. Сопровождали машины с женщинами и детьми в Киев. Выезжали за рабочими, закончившими смену на АЭС. Внимательно следили за состоянием здоровья жителей Иванковского района. У последних также брались анализы крови. Местному населению в целях профилактики бесплатно раздавались лекарства. … Специалисты систематически замеряли уровень радиации на почве, в воздухе, в воде. Он не представляет угрозы для жизни людей. На посту дозиметрического контроля работал дозиметрист севастопольской городской больницы № 4 И.А. Лебедев …».

Бригада под руководством главного врача «Скорой помощи» Ю.В. Балаковского положила начало работе севастопольских медиков в зоне ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Всего в 1986 году около 100 врачей, фельдшеров, лаборантов и водителей из Севастополя выполнили свой профессиональный и гражданский долг в этом районе.

70 военнослужащих севастопольских отрядов военизированной пожарной охраны несли службу вахтовым методом в составе Крымского сводного отряда противопожарной службы по ликвидации аварии на ЧАЭС: проводили дезактивацию территории станции и 30-километровой зоны отчуждения, осуществляли постоянный контроль за уровнем радиации, медицинское обслуживание сотрудников станции, эвакуацию населения из зоны отчуждения.

В последующий период, до 1990 года, в обеспечении общественного порядка в зоне аварии принимали участие сотрудники Управления МВД г. Севастополя.

Когда в зоне воздействия радиоактивного облака оказалось 12 областей Украины общей площадью до 500 тыс. км2, Крым и Севастополь были в числе первых регионов, которые обеспечили поставку экологически чистых продуктов питания.

Во исполнение постановления Совета Министров Украинской ССР от 02 августа 1986 года № 315 Исполнительный комитет Крымского областного Совета народных депутатов принял решение от 16 сентября 1986 года № 417 «О мерах по улучшению снабжения населения г. Киева плодоовощной продукцией в 1986 – 1990 гг.».

Для гарантированного обеспечения г. Киева плодоовощной продукцией определили специализированные хозяйства, которые на протяжении всего период обеспечивали поставку туда высококачественной плодоовощной продукции.
В соответствии с заданиями по поставке овощей на 1986-1990 гг. Севастополь должен был обеспечить ежегодно поставку 200 т помидор, 700 т плодов (фрукты), 700 т семечковых плодов, 1000 т винограда.

Всего же хозяйства Крыма Бахчисарайского, Белогорского, Джанкойского, Кировского, Красногвардейского, Красноперекопского, Ленинского, Сакского, Советского, Судакского, Алуштинского и других районов получили задание на поставку в г. Киев ежегодно свыше 15000 тонн овощей, в том числе капусты (500 т), лука репчатого (до 4000 т), чеснока (100 т), помидор (5500 т), баклажанов (2000 т), сладкого перца (3000 т), горького перца (до 2000 т), свеклы (250 т), редиса (500 т), плодов (до 44000 т), семечковых плодов (до 40000 т), косточковых плодов (до 4000 т), винограда (7000 т). Кроме того, тепличным комбинатам Киевской области хозяйства Крыма поставляли ежегодно 2000 тонн лука-выборки для выращивания зеленого лука.

Быстрого оперативного решения от всех органов исполнительной власти в Киеве и на местах потребовала необходимость обеспечить всем необходимым десятки тысяч людей, в одночасье потерявших все. По состоянию на 14 мая из 30-километровой зоны отчуждения было эвакуировано 92 000 человек. Они получили безвозмездно денежную помощь, тысячи комплектов одежды, швейных и шерстяных изделий. Их надо было обеспечить работой по специальности, предоставить жилье, создать для детей дополнительные места в детских садах и школах.

Уже в мае 1986 года Севастополь принял первых специалистов из Припяти. Только в период с 14 по 29 мая Исполком Севастопольского городского Совета принял 5 решений, на основании которых для семей переселенцев из чернобыльской зоны было выделено из резервного фонда 14 квартир.

Одновременно по состоянию на 04 сентября 1986 года около 800 специалистов треста «Севастопольстрой», Домостроительного комбината, Специализированного строительного управления механизации, Севастопольского Морского завода, предприятия «Эра», заводов «Молот», «Южреммаш» и других организаций и предприятий города уже работали в Бородянском районе Киевской области на строительстве жилья для эвакуированных туда переселенцев.
Все вопросы по их обеспечению товарами, продуктами, материалами, по созданию необходимых нормальных бытовых условий в местах строительства были решены оперативно и грамотно, за счет собственных резервов Севастополя.
В период с июня по сентябрь 1986 года севастопольские строители в с. Небрат Бородянского района возвели 50 коттеджей.

В то же время «в связи с отвлечением материальных ресурсов и значительной численности рабочих строительных профессий на строительство жилых домов в Бородянском районе Киевской области, на объектах жилья и соцкультбыта г. Севастополя», которые должны были принять в эксплуатацию в третьем квартале 1986 года, сложилась крайне тяжелая обстановка. И исполком Севастопольского городского Совета народных депутатов принял распоряжение № 651 от 04 сентября 1986 года «О неотложных мерах по обеспечению жильем населения, эвакуированного из зоны Чернобыльской АЭС и трудоустроенного на предприятиях г. Севастополя», которым обязал «Гагаринский, Ленинский и Нахимовский райисполкомы обеспечить силами предприятий и организаций районов выполнение отделочных работ (штукатурные, столярные, малярные, покрытие полов)» в 3-х подъездах дома в Камышовой бухте в сроки с 8 до 25 сентября 1986 года.

Во всех отделениях Сбербанка организовали прием средств на специально учрежденный счет № 904 – Фонд помощи пострадавшим в результате аварии на Чернобыльской АЭС. Газета «Слава Севастополя» регулярно информировала севастопольцев о все новых и новых поступлениях от трудовых коллективов и жителей города. Так, коллектив треста «Севастопольстрой» поддержал предложение Героя Социалистического Труда Е.А. Реброва перечислить в помощь чернобыльцам премию Минпромстроя УССР и республиканского комитета профсоюза отрасли, которой труженики треста были удостоены по итогам республиканского соцсоревнования, и перечислил в фонд помощи чернобыльцев 23 тыс. рублей. Бригада облицовщиков-мраморщиков строительного управления Су-45 Е.Ф. Прозорова отработала один выходной день в фонд помощи Чернобылю. Их инициативу подхватили другие бригады управления и также перечислили заработок одного дня в этот фонд.

Субподрядная организация СУ-506 треста «Южпромхиммонтаж», завоевав по итогам первого квартала первое место в соцсоревновании трудящихся треста, перечислила на счет № 904 полученную премию в размере 1400 рублей.
Инженер Нина Степановна Семеняченко перечислила 1000 рублей из личных сбережений в фонд помощи чернобыльцам.
Жительницы дома № 14 по улице Надежды Островской Галкина М.И., Собко К.И., Ковтун Л.П., Царенко О.Ф. организовали сбор средств среди соседей. Примеру активисток последовали жители и других домов. Возмущенно писали и звонили в редакцию неравнодушные севастопольцы о многочисленных случаях пренебрежительного к общественной инициативе отношения со стороны отдельных работников сберкасс к тем, кто приходит сдавать деньги в фонд помощи чернобыльцам. Где-то не приняли, отослали в другую сберкассу, где-то пришлось выстоять большую очередь. В беседе с заместителем заведующей центральной сберкассой № 4548 А.Т. Морозовой корреспонденты газеты получили подтверждение, что будут организованы специальные окошки с табличкой «счет № 904», что прием средств на этот счет будут производить без очереди.

Такие проявления участия, всесторонней помощи севастопольцев оказавшимся в беде жителям Припятского и Чернобыльского районов, не на словах, а на деле, были характерной приметой того времени. Тогда, 30 лет назад, вся огромная страна мобилизовала все резервы и ресурсы, чтобы вместе справиться с последствиями аварии, вошедшей в историю мировой атомной энергетики, как самой страшной и разрушительной.

Грянул гром, в наш общий дом тогда пришла беда. Но чужой она для страны не стала. Десятки семей строителей Хмельницкой атомной электростанции отказались от заселения в подготовленные для них к 1 мая в поселке Нетешин квартиры и передали 144 квартиры эвакуированным сюда семьям энергетиков из города Припяти. Труженики черниговского колхоза «Правда» на сельском сходе решили перечислить в фонд помощи чернобыльцам 4000 рублей – всю премию, полученную за победу в соцсоревновании хлеборобов республики. Ветеран войны, пенсионер из соседнего колхоза «Украина» Н.Я. Косенко внес в фонд помощи 200 рублей из своих личных сбережений.

Хлеборобы Полтавы и донецкие шахтеры, харьковские машиностроители и одесские докеры, крымские виноградари и ждановские металлурги пришли на помощь сотням тысяч чернобыльцев.

Российская Федерация для ускорения доставки грузов, необходимых для работ на станции материалов организовала спецрейсы «Аэрофлота». Летели по железной дороге литерные поезда в район аварии со всех уголков России, и уже к 14 мая ликвидаторы получили тысячи тонн стальных труб, десятки бурильных установок, сотни километров кабелей, 4 500 грузовиков, около 800 автобусов, много другой техники и материалов.

Память об этих событиях, о мыслях и поступках людей сохранилась в документах архива, в газетных публикациях, в сердцах. О том, что произошло тогда, в далеком 1986-м, когда грянул гром.

Ведущий архивист ГКУ Архив города Севастополя
М.Г. Соловьева