Памяти Ивана Кузьмича Кожанова

Памяти Ивана Кузьмича Кожанова
(по документам архивного собрания города Севастополя)

22 августа 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила к высшей мере наказания «участника военно-фашистского заговора», в 1931-1937 гг. командующего Черноморским флотом, флагмана флота 2-го ранга И.К. Кожанова.

Ни на допросах в ходе следствия после ареста 5 октября 1937 года, ни на последнем заседании Военной коллегии Верховного суда СССР 22 августа 1938 года Иван Кузьмич так и не признал себя виновным в предъявленных обвинениях – «враг народа, готовящий на случай войны диверсионные операции против советского флота». Несмотря на это, приговор был приведен в исполнение в тот же день и Иван Кузьмич Кожанов был расстрелян. В присутствии членов Военной коллегии флагман флота 2-го ранга И.К. Кожанов твердо заявил, что «участником антисоветского военного заговора … не являлся и никакой контрреволюционной работы не проводил. О существовании на Черноморском флоте антисоветской группы заговорщиков ничего не знал».

Каким запомнили Ивана Кузьмича сослуживцы и подчиненные? Что врезалось в память, что хотелось рассказать им о Кожанове спустя годы?

Вспоминает адмирал Николай Герасимович Кузнецов.

Под началом И.К. Кожанова Н.Г. Кузнецов служил на Черноморском флоте -помощником командира крейсера «Красный Кавказ» (с 1932 года), командиром крейсера «Червона Украина» (с 1934 года). В 1966 году увидела свет его книга воспоминаний «Накануне», в которой отдельная глава была посвящена И.К. Кожанову.
О периоде службы на Черноморском флоте под командованием И.К. Кожанова, о бесценном опыте, полученном в общении с ним, Н.Г. Кузнецов пишет так: «На «Червоной Украине» постоянно держал свой флаг командующий флотом И.К. Кожанов. Это создавало, конечно, дополнительные трудности, но зато я втягивался в обсуждение вопросов, выходивших за рамки командования одним кораблем и касавшихся флота в целом, имел возможность наблюдать за работой командующего и его штаба, слышал дельные замечания в ходе учений. Это было хорошей школой.

Иван Кузьмич Кожанов не отличался особенным красноречием, но умел верно, ясно разобрать действия кораблей и соединений, указать на ошибки, доходчиво разъяснить свою точку зрения. Поучиться у него было чему …

Однажды Иван Кузьмич рассказывал о гражданской войне и своем участии в ней.

— Мне шел двадцать второй год, когда я стал командиром отряда моряков на Волге. В первом бою на суше скомандовал «В атаку!» и удивился, что никто не встает. Тут я понял, что одной команды бывает мало, нужен личный пример, надо уметь увлечь людей!

Этим умением И.К. Кожанов обладал всегда — и будучи командиром десантных частей в 1918 году, и на посту командующего флотом.

Во время гражданской войны «отряды Ивана Кожанова», как называли их между собой моряки, выполняли самые сложные десантные операции. Потом Кожанов командовал экспедиционным морским корпусом, действовавшим на Каспии, вместе с Ф.Ф. Раскольниковым громил английских интервентов …

После гражданской войны Кожанов командовал флотами на Балтике и Дальнем Востоке. Он понимал: чтобы руководить флотом, требуется не только опыт, но и теоретические знания. Поэтому в 1924 году поступил в Военно-морскую академию. После ее окончания его неожиданно назначили морским атташе в Японию.
— Наверно, потому, что глаза у меня раскосые, — шутил он.

Но Ивана Кузьмича влекло все-таки море. За должностями он не гнался, хотел пройти морскую службу с азов. Вернувшись на Родину, попросил назначить его на корабль — стал старшим помощником командира эсминца «Урицкий». Вскоре он уже командовал кораблем, потом был назначен начальником штаба Балтийского флота, а в 1931 году -командующим Черноморским флотом. Высокие должности не мешали ему оставаться «матросским флагманом», всеобщим любимцем моряков.

Он был человеком, постоянно ищущим что-то новое, хорошо понимал роль флота в системе Вооруженных Сил страны и стремился проводить учения кораблей совместно с сухопутными войсками и авиацией. Первостепенное место Кожанов отводил подводному флоту, морской авиации и торпедным катерам.

Начальник Морских Сил РККА флагман флота 1-го ранга
Орлов Владимир Митрофанович (справа) и командующий Морскими Силами
Черного моря флагман флота 2-го ранга Кожанов Иван Кузьмич (слева).
Севастополь. После 20 ноября 1935 года.

Опыт Отечественной войны подтвердил правильность взглядов, которые Кожанов настойчиво прививал морякам-черноморцам. Самому Ивану Кузьмичу принять участие в этой войне не пришлось. В 1937 году он был репрессирован. Для тех, кто хорошо знал его, это было необъяснимо.

— Я не думаю, чтобы он был врагом народа, — сказал мне в 1939 году К.Е. Ворошилов.

Я подумал: почему же Ворошилов, не веря в виновность Кожанова, не высказал это мнение в другом месте?! Однако непоправимое случилось: Кожанов погиб».

Вспоминает ветеран Гражданской войны, до 1918 года матрос эскадренного миноносца «Фидониси», Георгий Михайлович Матвеев.

В годы Гражданской войны Г.М. Матвеев сражался «в составе 1-го десантного морского отряда и Морской Экспедиционной дивизии» под командованием И.К. Кожанова. Встречи военмора Матвеева с И.К. Кожановым продолжались и в мирное время, когда он продолжил службу на Черноморском флоте в частях ВВС ЧФ. В 1973 году Георгий Михайлович передал на хранение в Архив города Севастополя свои воспоминания о событиях Гражданской войны, участии в них моряков Черноморского флота. Одну из своих рукописей он назвал «Мои воспоминания о Иване Кузьмиче Кожанове». Приведем лишь несколько фрагментов этого 13-страничного машинописного текста (орфография и стиль изложения приведены как в документе).

О первой встрече с И.К. Кожановым при передаче командования отрядом новому командиру: «Это был человек выше среднего роста, худощавый, со стройной фигурой. Одет он был в морскую двухбортную черную шинель, на голове кожаная фуражка, в сапогах…. Тов. Кожанов прошел вдоль отряда, приветливо и в то же время зорко и внимательно осматривал построенных матросов. Затем И.К. Кожанов обратился к нам с речью, в которой сказал, что наша задача революционных моряков … очистить реку Каму от белогвардейцев, контрреволюционной нечести, укрепить Советскую власть. Затем И.К. Кожанов, после команды «вольно» повел разговор о некоторых сторонах быта и боевых задач, стоящих перед нашим отрядом…. Не преминул И.К. Кожанов заметить и ряд упущений, которые ему бросились в глаза, когда он обходил строй отряда. Он подчеркнул в разговоре, что отмечает при первом знакомстве с нами, небрежность у некоторых матросов в обмундировании и строевой выправке. Но эти замечания он сделал по-отечески наставительно, а не с резкостью. Надолго остался в моей памяти именно в таком виде, хотя немного для первого знакомства было время, но все же память об этой встрече было увидеть человека, который с успехом провел отряд моряков от Волги до Каспийского и Черного морей. Мне, как командиру взвода было интересно узнать, как матросы десантного отряда оценят своего командира. … Общее впечатление отряда моряков от первого знакомства с новым командиром было выражено полным ему доверием. Необходимо отметить, что Кожанов и впрямь был молод: в 1918 году – 22 года… ».

И.К. Кожанов, командир Морской экспедиционной дивизии. [1920 – 1921 гг.]

О И.К. Кожанове – командире: «…Наш десантный отряд моряков как-то произвольно всюду и всеми начал именоваться отныне Кожановским отрядом…. И.К. Кожанов пользовался боевой славой и непримиримостью к врагам советской власти, не только у моряков Волжской военной флотилии и в армейских частях, но и у рабочих всего населения по всей Волге, Каме … В боях И.К. Кожанов показывал пример отваги и хладнокровия, увлекал матросов к решительным схваткам, белогвардейцы узнали силу и смелость кожановцев, они зачастую, не принимая боя, убегали. Иван Кузьмич Кожанов был кроме всего хорошим политическим оратором, часто выступал с речами перед военморами о значении Октябрьской революции. Он, как говорится, за остроумным словом в карман не лез, говорил красочно и убедительно. В свободное время от боев … любил с матросами посмеяться, повеселиться, попеть свои любимые песни «Варяг», «Ямщика» и «Из-за острова на стрежень». Мне вспоминаются слова одной из любимых песен Ивана Кузьмича Кожанова – с ватагою верной захвачу хоть сто городов …».

О И.К. Кожанове в боях под Котловкой и Елабугой: «… 25 мая 1919 года. В бою у деревни Котловка вблизи Елабуги нас около шестисот матросов стремительной атакой ворвались на позиции, занимаемые белыми. Сняв бушлаты, мужественно и отважно дрались против колчаковцев. Шедший во главе отряда Кожанов в бою у деревни Котловки, где он своим примером побудил матросов, вступив в рукопашную схватку с противником, в результате чего был разбит офицерский батальон «Непобедимый» … В боях Кожанов появлялся среди матросов то на одном, то на другом участке, он поднимал моряков в атаку, подавал личному составу пример мужества и преданности революционному долгу, нашей партии. В тот же день нами были взяты не только Котловка, но нашим десантным отрядом совместно с кораблями военной флотилии, частями 26 дивизии /командир т. Азин/ были заняты гор. Елабуга и Чистополь. По Волжской военной флотилии и был издан приказ в первых числах июня 1919 г., в котором говорилось, что в боях за Котловку и Елабугу командиру десантного отряда т. Кожанову Ивану Кузьмичу в боях с 25 мая 1919 г. своей храбростью, выдержкой, хладнокровием и мужеством поддерживая личный состав десантного отряда моряков, дал возможность занять дер. Котловку, Елабугу награждается орденом Красного знамени …».

О переходе десантного отряда Волжско-Каспийской флотилии под Дербент: «… в конце декабря наш отряд был отправлен на побережье Каспийского моря под Дербент, трудные переходы, где отряду пришлось перенести лишения, находясь в Калмыцких и Астраханских степях. Матросы стойко перенесли неимоверный холод и голод. Были такие случаи, когда по 3-4 дня, ведя наступательные бои, мы не видели ни крошки хлеба, ни капли воды. Прошло уже много лет, а и сейчас мне помнится наш отважный, умный, опытный военачальник И.К. Кожанов, прошедший с нами вместе эти испытания. В походе и на привалах он всегда находился вместе с матросами, умел подбодрить крепкой матросской шуткой, от его заботливого и внимательного отношения не могли укрыться даже малейшие недостатки походной фронтовой жизни … Матросы, чувствуя заботливость командира, платили ему большой любовью и глубоким уважением. Вот прогоним белых, вернемся домой и заживем по-новому, когда все у нас будет, подбадривал свой отряд Кожанов, всегда заканчивая свой разговор с нами».

О первой после Гражданской войны встрече с И.К. Кожановым в Севастополе осенью 1922 года: «… Вскоре по приезде в Севастополь как-то идя по улице Ленина, … не ожидая встречи со своим бывшим командиром я услышал возглас: «Матвеев». Подняв глаза на окликнувшего меня и остановившегося командира в морской форме я признал, что это мой бывший командир И.К. Кожанов. Он и я быстро направились друг к другу. И.К. Кожанов обнял меня и сказал: «Какими судьбами очутился здесь, где служишь?». Затем у нас начались, конечно, воспоминания о прошлом. И.К. Кожанов начал расспрашивать меня о военных моряках из моего взвода, интересуясь их судьбой на сегодняшний момент, он вспоминал фамилии многих товарищей, о которых я уже стал как-то забывать. В то же время Иван Кузьмич начал перечислять имена тех наших товарищей, которые были в отряде и дивизии и находились в Севастополе, и о которых мне давно не было ничего известно. Он сказал мне кто, где и в качестве кого служит на флоте. Иван Кузьмич выразил сожаление, что дальнейшие встречи в скором времени наши не состоятся, поскольку он ближайшими днями уезжает на учебу в Петроград на курсы при Военно-Морской Академии. На прощание он сказал, что нам морякам-участникам гражданской войны нашего десантного отряда и морской дивизии нужно не терять друг друга из виду, поддерживать связи и быть сплоченными, как бойцы революции. Мы тепло простились, пожелали друг другу здоровья и успеха в укреплении завоеванного нашим советским народом».

О И.К. Кожанове – фронтовом друге: «При одной из встреч … он шутя сказал нам: «Смотрю на вас и вижу своих военморов, в украинских рубашках и парусиновых штатских брюках. А вы не скучаете о своих бескозырках, тельняшках и бушлатах?» Мы рассмеялись и ответили, завидуем краснофлотцам, видя в них то, что так дорого и близко было нам на флоте и в боях в Калмыцких степях и повсюду И.К. Кожанов сказал: «Ну вот что братцы-военморы, я отдам приказание о выдаче вам каждому бушлата, форменки, ботинок и тельняшки, не забывайте то, что так родным Вам стало при службе на флоте в годы гражданской войны». Вскоре каждый из нас был вызван в Военный порт, где и были выданы каждому флотское обмундирование, как почетный подарок от Черноморского флота бывшим бойцам военморам времен гражданской войны».

Завершая повествование о И.К. Кожанове Георгий Михайлович Матвеев написал: «… когда И.К. Кожанов находился в Севастополе мы не отметили у него каких-либо резких изменений в его поведении. От того, что было характерным у него в 1918-1920 годах. Он был по-прежнему энергичен, жизнерадостен, отдавался до конца своему служебному долгу, внимателен и заботлив к подчиненным. Любил спорт, на этот раз еще охоту1 , для которой у него все же время недоставало, поскольку служебный пост его требовал много сил и времени. Мы старые его бойцы, находясь в Севастополе, в то время, когда он был командующим флотом в период 1931-1937 г.г. являлись свидетелями, как рос и все более и более становился боеспособным наш славный Черноморский флот, под флагом своего командующего Ивана Кузьмича Кожанова. Память о И.К. Кожанове никогда не уйдет из нашего сердца, его военморов времен гражданской войны. В период культа личности Сталина жертвой произвола и необоснованных репрессий стал в начале 1938 года и И.К. Кожанов его жизнь трагически оборвалась.

Под руководством нашей партии народ строит коммунизм, но никогда советские люди не забудут верного сына партии И.К. Кожанова».

Такие воспоминания об Иване Кузьмиче Кожанове, расстрелянном 80 лет назад по обвинению в участии в «военно-фашистском заговоре», остались в памяти прославленного адмирала Николая Герасимовича Кузнецова и рядового героя Гражданской войны «военмора-кожановца» Георгия Михайловича Матвеева.

К их теплым словам о командующем Черноморским флотом, флагмане флота 2-го ранга И.К. Кожанове добавим только одно. 7 июля 1956 года решением Военной коллегии Верховного суда СССР все обвинения с И.К. Кожанова были сняты и он был реабилитирован посмертно. А в Севастополе, где Иван Кузьмич провел последние перед арестом годы жизни, решением Исполнительного комитета Севастопольского городского Совета депутатов трудящихся от 18 февраля 1964 года улице Складская и спуску Ивана Голубца было присвоено наименование «улица Ивана Кожанова».

М.Г. Соловьева,
главный архивист отдела информации
и использования документов
ГКУ «Архив города Севастополя»


В 1933-1937 гг. И.К. Кожанов был первым председателем Военно-охотничьего общества в Севастополе. – Прим. автора.